Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Тави Тум: lyublyu.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 64828 зарегистрирован в 2007 году

Тави Тум

она же Ю нона по 26-03-2011
настоящее имя:
Наталья
Портрет заполнен на 70%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 33

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Олафур Арналдс

  03.06.2016 в 16:44   154  

Большой, но интересный материал о работе исландского композитора и продюсера Олафура Арналдса из журнала SOS (Sound On Sound). О творческом пути, техниках записи, сведения, о микрофонах, синтезаторах, работе со студиями и лейблами. Запаситесь вкусным чаем и приступайте к непринужденному чтению)

...

Многие музыканты с классическим образованием в итоге начинают играть рок-музыку. Карьера Оулавюра Арнальдса (Ólafur Arnalds) развивалась в другом направлении...

Может быть есть что-то драматичное, потустороннее в пейзажах, которые окружают людей на острове, но исландские музыканты кажется всегда хотят создавать музыку грандиозных масштабов, будь то пост-роковые Sigur Rós или амбициозная смесь электронного и оркестрового звучания в работах Björk. Продолжателем этих традиций является 29-ти летний композитор ОулавюрАрнальдс, чья эпичная синтезаторно-стринговая музыка была включена в саундтреки к фильмам "Голодные игры" и "Петля времени", и чей третий альбом "For Now I Am Winter" обладает своей необычной атмосферной красотой.

Это возможно странно для величественной природы его музыки, но Арнальдс начал свою музыкальную карьеру, как барабанщик в панк-хардкор группах Fighting Shit и I Adapt. "Для меня это кажется обычным, но все, кто узнает об этом очень удивляются," - смеется он. - "Это забавно, и я понимаю почему".

Однако, Арнальдс продолжает изучать музыкальную теорию. В то время он увлекся композитором-минималистом Arvo Pärt. "Я много анализировал Баха и похожих на него композиторов," - вспоминает Арнальдс. - "Мне нравилась их музыка, и это повлияло на мою музыку, потому что в то время я был вдохновлен ей ".

Вскоре, два музыкальных мира композитора столкнулись. Это произошло, когда группа I Adapt находилась в турне вместе с немецкими металлистами Heaven Shall Burn. Ребята попросили Арнальдсa записать оркестровые пассажи для их легендарного альбома Antigone.

"И тогда я начал делать инструментальную музыку в качестве хобби, а потом отдал демо-записи," - вспоминает он. - "На компьютере родителей была установлена программа Cubase, и я стал использовать ее MIDI инструменты. Получился хороший, но ужасно звучащий материал. Но ребятам из Heaven Shall Burn понравились композиции, и они выделили немного денег для записи живых струнных инструментов. Я обратился за помощью к своим друзьям, скрипачу и виолончелисту, и мы записали инструменты дома, в гостиной. У меня был всего один Shure SM57! Все звучало довольно забавно. Тогда я занимался этим не постоянно, но это увлекало и захватывало меня. Я получил много интересного опыта из этого запутанного способа создания музыки".

Эти невероятные начинания привели к тому, что Лондонский лэйбл Erased Tapes Records связался с Арнальдсом и предложил записать целый альбом его инструментальных композиций, который в 2007 году стал его дебютом, Eulogy For Evolution. Arnalds затрудняется сказать, почему он стал настолько очарован идеей слияния тенденций классической музыки и технологий. "Я предполагаю, что никогда не решал какую музыку я делаю: электронную или классическую," - говорит Арнальдс. - "Я никогда не думал над этим. Я просто брал, что считал правильным и использовал это. Когда я начал работать над первым альбомом, у меня появился ноутбук со множеством электронных звуков и сэмплов. Так что все необходимые инструменты были у меня под рукой."

Свои композиции Арнальдс обычно начинает сочинять на пианино. "Обычно, но не всегда," - говорит он. - "Но да, часто я сажусь за фортепиано и импровизирую пока у меня есть идеи или мелодии. Затем я сажусь за компьютер и начинаю программировать все, что придумал. Таким образом мелодия, придуманная на фортепиано может обладать не фортепианным звуком вообще. А иногда наоборот, сочиняю музыку на синтезаторе, а потом пишу главную мелодию на фортепиано."

После выхода альбома Eulogy For Evolution, в 2009 году, Арнальдс решает, что будет каждый день записывать композицию и выкладывать сразу же ее в интернет. Тем самым он не только хотел дисциплинировать себя, но и разобрать все накопившиеся у него в голове музыкальные идеи. "Я работал над альбомом и знал, что эти песни не совсем подходят для него," - объясняет он. - "Я хотел избавиться от них, начать все с чистого листа и очистить свой разум от этих идей. Это была первоначальная задача, но она выросла в нечто большее. Это помогло избавиться от перфекционизма, так как композиции, создаваемые годами не всегда можно сделать лучше. Работая над ними, ты можешь потерять их душу и спонтанность, которая присутствует при создании музыки. А так песни звучат лучше. Так же для меня это был эксперимент с социальными сетями."

Арнальдс одобряет идеи фанатов использовать его музыку для своих целей, например, в качестве саундтрека к короткометражным фильмам. В результате получилось, что у его композиций было сотни тысяч мкачиваний и много интересных креативных взаимодействий с другими артистами. Эти треки впоследствии были изданы в 2009 году как "Found Songs". Двумя годами позже он поступил также, когда выпустил "Living Room Songs". "В то время мы также записывали все на видео," - говорит он, - "и я опубликовал композиции, как видео для Youtube. Это было сумасшествием, потому что мы каждый день должны были не только сочинять и записывать композиции, но и редактировать видео. Это была 24-часовая работа".

После успеха его второго полноценного альбома "…And They Have Escaped The Weight Of Darkness" в 2010 году, и в начале работы над тем, что впоследствии станет "For Now I Am Winter", у Арнальдса а случился творческий кризис. "Я застрял," - признает он, - "Я не знал, что с этим делать какое-то время. У меня было 6 или 7 песен, и я не мог найти способ объединить их, в какой-то момент они мне даже не нравились. Так я решил остановиться ненадолго и поехать в тур, чтобы очистить свои мысли. Потом конечно, когда я вернулся, я понял, что проблема была не во всех песнях. Проблема была в одной песне и я удалил ее, а потом другие композиции внезапно обрели смысл. И всего за несколько недель у меня получился целый альбом."

Арнальдс говорит, что тот переломный момент во время создания "For Now I Am Winter" отразился на втором треке "Brim", в качестве неистовых форм звуковых сигналов и нехарактерных тяжелых перегруженных битов. "Я помню момент, когда мне понравилось. Да это было так! И я решил, что буду двигаться в этом направлении. В тот момент я много экспериментировал, и подумал: "А если здесь сделать по-настоящему тяжелый перегруженный бит, что-нибудь действительно отличающееся от того, что я делаю." И когда почувствовал, что это сработало, я внезапно понял, что смогу закончить альбом и переделал большинство своих треков."

Во время записи фортепиано и струнного квартета для альбома, Арнальдс переехал поближе к студии Studio Hljodriti, понимая, что последние части записи требуют максимальной отдачи. Также он попросил американского композитора Nico Muhly (Björk, Antony & the Johnsons) аранжировать партии для оркестра.

"Я полагаю, что это была часть большого эксперимента," - объясняет Арнальдс. - "Я хотел другого звука. Я также знал, как это будет звучать, если я сделаю это. Я чувствовал предсказуемость своих композиций и хотел, чтобы кто-то другой с совершенно другим взглядом поработал со мной, и Нико как раз был таким человеком. Мы не похожи друг на друга в нашем стиле сочинения. Он не очень утончен, искусен в своих аранжировках (смеется). Когда я делал что-то простое, минималистичное, он, наверное, сходил с ума, но при этом делал что-то невероятное с оркестровками, звуковыми партиями и ритмами. Конечно я хотел научиться этому. А какой может быть лучше способ, чем работать с другим композитором над моими композициями и видеть, что он делает с ними. Это помогло мне в будущем."

Для однодневной сессии записи оркестра сняли только что построенный концертный зал Harpa в Рекьявике, наняли часть Исландского симфонического оркестра и записывали их в репетиционном зале.

"Это отличная концертное помещение", - уточняет Арнальдс. - "Ты можешь контролировать реверберацию: путем нажатия на несколько кнопок меняется расположение стен. Я действительно не знаю, как это работает(смеется). Там есть специальные углубления для реверберации на стене, и ты можешь открывать и закрывать их. Так же там есть шторы на стенах, которые опускаются и отражение становится меньше. Но самое интересное, когда ты не понимаешь, что меняется. И это действительно чудо. Стены многослойные и что-то есть в них, что меняет акустику помещения. Мы пробовали несколько способов и остановились на неких средних настройках - мы не хотели слишком много эффекта реверберации, потому что звук становился неуправляемым в миксе, но в то же время мы не хотели мало эффекта, потому что какой тогда смысл был использовать концертный зал?"

Пара композиторов руководила 33 музыкантами: три трио первых, вторых и третьих скрипок, такое же количество альтов и виолончели, кларнеты, французкие трубы, флейты и тромбон. У музыкантов не хватало микрофонов для записи, и поэтому Арнальдс одолжил их у всех своих друзей на студии E7. Он использовал Neumann KM84 для записи струнных и ленточные микрофоны фирмы Royer для записи духовых.

"У нас была действительно сложная скрипичная аранжировка, " - говорит Арнальдс. - "И только что-то помогло нам справится с ней. Я люблю альты за их глубокий звук. Когда они играют высоко, то звучат резко и сильно прорезаются сквозь тишину. Основная работа Nico заключалась в том, чтобы взять мои мелодии и расширить их разными инструментами оркестра и может добавить какие-то рисунки."

Два композитора нашли себя и в сведении частей струнного квартета и целого оркестра, который они писали трижды. "Мы сводили мои части аранжировки ближе и центральнее к слушателю, а части Нико, наоборот, дальше от слушателя и от центра. Это такой тип сведения, когда объемный звук окружает и полностью покрывает все участки пространства. "

Во время создания микса для "For Now I Am Winter" был один кинематографический трек," A Stutter", который оказался трудной задачей для композитора. "Создание трека заняло много времени прежде, чем я закончил," - признает Арнальдс. - "Самой большой проблемой при создании этой композиции было то, что я начал понимать, что в ней много разных элементов, внимание разделялось между разными частями. Там был оркестр, там была электроника, там были разные вокалы, было фортепиано и струнный квартет."

"В конце работы над треком, когда я начал сводить, я понятия не имел, какой должна быть лидирующая партия, какой элемент должен быть в фокусе. Это был набор из большого количества элементов, и ни одним из них я не пожертвовал. Это был очень сложный микс. Только работа над этой песней заняла очень много дней. Вплоть до конца ты не знаешь, что еще сделать и таким образом ходишь по кругу. Последние два дня я просто менял части местами и ничего не происходило (смеется)".

Помогал артисту с его стараниями исландский инженер по сведению Адди 800 (Addi 800) (известен по работам Blur, Björk). "Он ветеран, " - говорит Арнальдс, - "Он в этом бизнесе уже 30 лет. Он может начать В целом, поиск баланса между электроникой и оркестровками тяжелая часть процесса сведения. "Безусловно, все потому что у нас много элементов композиции," - подчеркивает он, - "и все они звучат по разному в миксе. Есть пианино, которое записано близкорасположенными к нему микрофонами. Так близко, что кажется они соприкасаются с молоточками. Есть оркестр, записанный в большой комнате, который звучит дальше. И электроника, которая очевидно звучит очень близко и сухо. Проблема в том, чтобы сбалансировать все эти инструменты и соединить их в единое целое: что-то звучащее отдаленно, с реверберацией, заставить работать с чем-то сухим и близким."песню, почистить ее, избавиться от вредных частот, затем передать мне, чтобы я ее отполировал, выстроил баланс инструментов. Я нуждался в нем, потому что у меня были огромные проекты, и я чувствовал, что они перегружены. Мне нужна была помощь, чтобы разобрать все записанные дорожкам. Достаточно много песен имело по 180 дорожек. Мы сводили все это на компьютере, используя в основном UAD плагины. Я большой их поклонник."


Когда сведение было закончено, Арнальдс и Адди 800, отправились в Лондон для того, чтобы сделать мастеринг при участии Мэнди Фарэл (Mandy Parnell) и ее Black Saloon studio. "Она сделала свою работу безупречно, " - c восторгом говорит композитор, - "она отлично поняла, что мы хотим. Я не хотел избавиться ни от одного динамического рисунка,поэтому и она старалась ничего не перекомпрессировать. Но, если мы хотели, чтобы какие-то части звучали громче, она так же делала это. Она прогоняла дорожки через свой невероятный пульт (EMI TG) и делая эти части сразу же лучше. Иногда ей даже не приходилось нажимать на кнопки, чтобы сделать звук лучше."

Заглядывая в будущее, Оулавюр Арнальдс сомневается в верном подходе к будущему альбому. "На прошлой неделе я хотел сделать полностью минималистичный эмбиентовый альбом," - говорит он, - "На позапрошлой неделе я хотел сделать по-настоящему попсовый альбом. Я действительно не знаю уже, что хочу."

Тем временем, он продолжает работать в написании создания саундтреков, и сейчас пишет музыку для одного исландского фильма, продюсирует 4,5 часа музыки для криминальной драмы с участием Дэвида Трэнента. Эту область Арнальдс хочет расширить для себя в будущем, находя ее привлекательной, более свободной и вдохновляющей. "Когда я делал саундтрек для Broadchurch, я получил сообщение от продюсеров: "Будь настолько смелым насколько можешь себе это позволить," - смеется он, - "Это то, что хочет услышать любой музыкант."

О записи инструментов для альбома For Now I Am Winter

Оулавюр Арнальдс живет и работает в Исландии, сотрудничает со студийным комплексом E7, который находится в порту Рекьявика, помещения которой предназначены для разных целей: от комнаты для мастеринга до комнаты, в которой выполняется сведение музыки и звуков для фильмов. В своей студииАрнальдс использует Pro Tools HD 10, аудио интерфейс Mytek 192, мониторы Barefoot MicroMain 35.

В центре внимания его студии находится фортепиано Bechstein 1903 года. "Оно отреставрировано, " - указывает он, - "все внутри него новое. Но все же его корпус имеет характер 110-летнего пианино." Однако для сочинения композицийАрнальдс отдает приоритет MIDI за их гибкость. "Когда я пишу ту или иную композицию, обычно с самого начала я делаю заготовки. У меня есть библиотеки и сэмплы струнных, и я делаю заготовки для всего продакшена в целом, а потом просто заменяю части. Я заменяю струнные партии на настоящие скрипичные инструменты, сэмплы пианино на настоящее пианино. Даже несмотря на то, что у меня есть пианино в студии, я все равно пишу партии фортепиано в MIDI в ProTools. Я полагаю, что это дает возможность контроля всего, что я делаю. Если ты хочешь поменять ноту, то тебе не надо переписывать целую песню с начала."

Когда артисту нужно записывать микрофоны, Арнальдс полагается на пару Neumann KM84, которые он купил у владельца студии Hansa Studios Питера Мэйзела (Peter Meisel). Он объяснил, что они использовались в основном для записи классической альбомов David Bowie и U2 в Берлине. "Микрофоны в отличном состоянии, " - говорит музыкант, - "Это мои конденсаторные микрофоны, которые всегда под рукой, но я также использую пару Coles 4038 (ленточные) для записи огромного количества фортепианных партий". Как и множество продюсеров современности, которые любят винтажные предусилители, Арнальдс так же использует пару Studio Verstärker by WSW. "Отличные Австрийские ламповые предусилители 50-х годов," - говорит он. - "Но большую часть партий для альбома было записано через API 512, потому что они чище и проще."

Естественно, говоря об электронных элементах его музыки, аналоговые синтезаторы являются важной частью для Арнальдса. Два его любимых синтезатора: Roland Juno 106 и Juno 60. "Я считаю, они действительно подходят для моего звучания. 106-ой я использую, когда нужно воспроизвести запрограммированную в MIDI партию, а 60-ый, если я могу это сыграть сам. Конечно я больше предпочитаю звук 60-го. Очень просто создавать стринговые партии с Juno. Если ты закрываешь фильтр, звук становится очень теплым и мягким. Я почти всегда пропускаю дорожки через [Roland RE201] Space Echo. И это всегда работает, будь то стринговые инструменты или фортепианные."

"У меня также есть старый Korg MS10, который уже разваливается на части. Я использую его в основном для баса или ритмических частей. Конечно его фильтр лучший из тех, которые когда-либо делали. Я также пропускаю партии Juno через этот фильтр. Еще у меня есть стринговая машина Jen [SM-2007]. Это раритет в наши дни, но она звучит очень интересно. Я думаю, что она была изобретена как непрофессиональный инструмент. Он имеет простые настройки, такие как Виолончель, Альт, Скрипка, и звучит супер ярко и фантастически."

Говоря о компьютерных эффектах, Арнальдс обожает плагины UAD, в частности EMT 250 ревербератор и Moog Multimode Filter. "Я использую много side-chain фильтров. Допустим есть партия битов и я посылаю сигнал на внешнюю шину, на которой находится фильтр или дисторшн, и потом подкладываю этот слой к основному биту, таким образом я придаю ему больше характера и жизни. В качестве дисторшн эффекта мне нравится Sound Toys Decapitator."

Когда настаёт время программирования барабанов, композитор использует необычный подход. "Я просто ставлю сэмпл на дорожку Pro Tools'а. Я не использую ни драм-машины, ни какие-нибудь программы для создания битов. Я создаю или нахожу один удар и импортирую его в программу и потом работаю с ним. Это часто сэмплы из техно или транс пакетов сэмплов обработанные очень сильно. Иногда пропускаю их через предусилитель, ревербаратор или эффект пленочного эхо до тех пор, пока они не станут звучать не как в техно."

О записи вокала для альбома For Now I Am Winter

"For Now I Am Winter" также отмечен для Арнальдс, как первый опыт работы с вокалистом. В качестве вокалиста для четырех треков был приглашен исландский певец Эрнор Дэн Эрнарсон (Arnór Dan Arnarson), участник группы Agent Fresco. "Я считаю, это было частью меня, поиск чего-то нового для этого альбома. Я сделал действительно много инструментальных релизов и постоянно слышал вопрос, почему я не использую вокал в своих композициях. Так однажды я подумал, почему нет? И я захотел попробовать. В итоге мы решили попробовать с одной песней, «Old Skin». Нам понравилось работать друг с другом, и его голос хорошо сочетался с моей музыкой. У него классически поставленный голос, но он использует его, как поп певец. Он как я - миксует оба мира(смеется)."

Арнальдс отмечает, что использование в его музыке вокала во время создания альбома стало ценным опытом. "Все потому что, мы не хотели, чтобы вокал использовался таким же путем, как в поп музыке, где люди слушают только вокал и не обращают внимания на все остальное, окружающее его. Мы хотели, чтобы вокал был, таким же инструментом, как и остальные. Так мы решили писать мелодии, которые не выходят на первый план. Я считаю, что мы писали вокальные партии, как будто писали мелодию для виолончели."

Когда Арнальдс записывал Эрнарсона он использовал два микрофона: AKG C12A и Telefunken AK47 Mk II и оба пропускал через предусилители API 512. "Потом, при сведении, в зависимости от того, какая песня, я выбирал какой микрофон использовать лучше," - объясняет Arnalds. - "В итоге в трех из четырех песен я использовал Telefunken и только в одной AKG. Говоря о С12, он звучит достаточно грубо. В «A Stutter» у нас был большой микс, и Telefunken звучал достаточно чисто и прозрачно, поэтому оказалось проще поместить в микс С12-ый."
За перевод спасибо Phillip Malinkovitch www.soundonsound.com/sos/oct13/articles/olafur.htm